трехсекундный поцелуй

Выпуск 209. Трёхсекундный поцелуй

В июне 1921 года Уильям Хейс был назначен главным цензором Голливуда. До этого он был министром почты, а ещё до этого был замешан в коррупционном скандале. Но судить Хейса не стали, потому что он был главой пресвитерианской церкви, членом Национального комитета бойскаутов и франкмасоном 32-й степени. То есть человеком необыкновенной моральной устойчивости. У него же, страшно подумать, нравственность 32-й степени (хотя непонятно, откуда считать).

Хейсу назначили оклад 100000 долларов в год и приказали следить за нравственностью. Он ревностно приступил к своим обязанностям и нанял католического священника Джозефа Брина и иезуитского священника Дэниела Лорда, чтобы те сформировали правила нравственности для Голливуда.

Брин радостно согласился, потому что ранее писал:

«Голливуд состоит из гнилой кучи мерзких людей. Пьянство и разврат стали обычным делом. Сексуальное извращение свирепствует. Режиссёры и кинозвёзды – извращенцы».

Эти святые люди, пресвитерианец, католик и иезуит, создали список правил для съёмки картин, который вошёл в историю как «Кодекс Хейса».

Контролёры бюста
Как говорит наш дорогой шеф,
в нашем деле главное — этот самый реализм.

к/ф «Бриллиантовая рука»

В кодексе Хейса было установлено, что:

«Надлежащие развлечения укрепляют моральные устои нации. Ненадлежащие развлечения ухудшают жизнь нации и разрушают её моральные устои».

Следовательно:

«Представлению подлежит только правильный образ жизни, с учётом требований законов драматического и развлекательного искусства».

И дальше шёл целый список, как правильно снимать фильмы:

  • Священник на экране не может быть злодеем или комическим персонажем.
  • Запрещается показ обнажённого тела и провокационных танцев.
  • Поцелуи и объятия должны носить несексуальный характер.

А вот по поводу сцен насилия кодекс выражался мягче: кинематографистам надлежало лишь руководствоваться рамками «хорошего вкуса». Поэтому убийства и изнасилования показывать можно, но вот поцелуи строго регламентировались.

трехсекундный поцелуй

Поцелуй на экране должен длиться не больше трёх секунд и все четыре ноги целующихся должны твёрдо стоять на земле. Если девушка игриво поднимала одну ножку, а уж тем более повисала на шее, то цензура кадр вырезала.

Также в кадр не могли попасть:

  • Внутренняя сторона бедра,
  • Кружевное бельё,
  • Просвечивающий обнажённый силуэт.

Кодекс Хейса особо отмечал, что:

Прозрачные или просвечивающие одежды и силуэты зачастую более развратны, чем полное обнажение.

Некоторые статьи кодекса просто замечательны:

  • Тема соблазнения, ни при каких условиях, не является приемлемой темой для комедий.
  • Явное кощунство и богохульство (включая упоминания Бога, Господа, Иисуса Христа, кроме подобающих случаев, употребление слов и выражений «дьявол», «сукин сын», «чёрт», «О Боже!»), а также употребление иных кощунственных или вульгарных слов и выражений запрещается.
  • В кадре запрещается не только обнажённая натура, но и изображения обнажённой натуры, а также безнравственные замечания по поводу такого изображения, сделанные другими персонажами кинофильма.

Вам смешно, а режиссёра Эрнста Любича заставили вырезать из фильма круговую панораму по пустой комнате, так как внимательный цензор заметил, что в зеркале отразился мраморный зад статуи Купидона.

Джозеф Брин лично измерял длину юбок и чулок. Его брат даже изумился:

— Тебе платят за то, что ты задираешь юбки актрисам?

Но была заведена ещё более интересная должность – контролёр бюстов. Задачей контролёра было проверить глубину декольте в зависимости от размера груди. Контролёры проявляли чудеса изобретательности. Декольте у Элизабет Тейлор было в рамках приличия, но бюст-контролёр потребовала лестницу. И при взгляде сверху всё-таки увидела непристойность и приказала заменить платье.

Тарзану приказали побрить грудь, потому что хотя его и воспитали обезьяны, но он же не горилла, чтобы смущать зрителей волосатой грудью.

Отмена кодекса
Как говорит наш любимый шеф,
если человек — идиот, то это надолго.
к/ф «Бриллиантовая рука»

Попытка кастрации Голливуда закончилась закономерно. Американцы просто перестали смотреть голливудские фильмы, в которых показывали либо гангстерские разборки, либо отношения бесплотных херувимчиков. Они стали смотреть европейские фильмы, как это сейчас ни выглядит странным. В европейских фильмах действовали люди из плоти и крови, которые целовались, не задумываясь о правиле «четырёх ног».

В результате продажи американских фильмов стали падать, и голливудские продюсеры добились отмены цензуры. В 1959 году первой ласточкой нового голливудского кино стала бессмертная комедия «В джазе только девушки». Этот фильм нарушил чуть ли не половину правил кодекса Хейса. Но именно с этого фильма началось победоносное шествие Голливуда по всему миру.

История с кодексом Хейса замечательна потому, что она наглядно иллюстрирует простую истину: самые ярые борцы за нравственность на самом деле хотят лично задирать юбки актрисам.

Проблема только в том, что в бюрократических организациях сексуальные проблемы чиновника преломляются в принятие анекдотичных законов, которые он хочет навязать для всех.

Поэтому, когда вы видите странный запрет, то, скорее всего, его принял очередной франкмасон 32-го сорта для решения своих сексуальных проблем.

Длина вашего поцелуя
зависит не от чужого мнения,
а только от вашего удовольствия.

Читайте статьи на эту тему:

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями: